• Приглашаем посетить наш сайт
    Грин (grin.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "E"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    1EAT
    1EBERHARD
    1ECOLE
    1EDINBURGH
    1EDITION
    1EDWIN
    5EIN
    8EINE
    1ELEGY
    1ELITE
    3ELLE
    1ELOISA
    1ELYSIUM
    2EMMA
    2ENCORE
    1ENCYCLOPEDIE
    1ENFANT
    3ENGEL
    2ENGLISH
    2ENTRE
    2EPISTLE
    1EPITAPH
    1ESPRIT
    19EST
    2ETC
    1ETRE
    1EVE

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову EIN

    1. Песня ("Птичкой певицею...")
    Входимость: 1. Размер: 2кб.
    Часть текста: Песня ("Птичкой певицею...") ПЕСНЯ Птичкой певицею Быть бы хотел; С юной денницею Я б прилетел Первый к твоим дверям; В них бы порхнул И к молодым грудям Милой прильнул. Будь я сиянием Дневных лучей, Слитый с пыланием Ярких очей, Щеки б румяные Жарко лобзал, В перси бы рдяные, Вкравшись, пылал. Если б я сладостным Был ветерком, Веяньем радостным Тайно кругом Милой летал бы я; С долов, с лугов К ней привевал бы я Запах цветов. Стал бы я, стал бы я Эхом лесов; Всё повторял бы я Милой: любовь... Ах! но напрасное Я загадал; Тайное, страстное Кто выражал? Птичка, небесный цвет, Бег ветерка, Эха лесной привет Издалека — Быстры, но ясное Нам без речей, Тайное, страстное Всё их быстрей. Примечания Песня («Птичкой певицею...»). Написано в 1815 г. Напечатано впервые в журнале «Славянин», 1827, ч. 3, № 31, под заглавием «Мои желанья». Перевод немецкой песни «Wär'r ich ein Vögelein flög ich zu dir» («Будь я птичкой, я полетел бы к тебе»). Автор оригинала неизвестен.
    2. Двенадцать спящих дев. Старинная повесть в двух балладах. Баллада вторая. Вадим
    Входимость: 1. Размер: 32кб.
    Часть текста: wagen Denn die Götter leih’n kein Pfand: Nur ein Wunder dich tragen In das schöne Wunderland. Schiller Верь тому, что сердце скажет, Нет залогов от небес: Нам лишь чудо путь укажет В сей волшебный край чудес. Шиллер. (Пер. Жуковского.) ДМИТРИЮ НИКОЛАЕВИЧУ БЛУДОВУ Вот повести моей конец — И другу посвященье; Певцу ж смиренному венец Будь дружбы одобренье. Вадим мой рос в твоих глазах; Твой вкус был мне учитель; В моих запутанных стихах, Как тайный вождь-хранитель, Он путь мне к цели проложил, Но в пользу ли услуга? Не знаю... Дев я разбудил, Не усыпить бы друга. В великом Новграде Вадим Пленял всех красотою, И дерзким мужеством своим, И сердца простотою. Его утеха — по лесам Скитаться за зверями; Ужасный вепрям и волкам Разящими стрелами, В осенний хлад и летний зной Он с верным псом на ловле; Ему постелей — мох лесной, А свод небесный — кровлей. Уже двадцатая весна Вадимова настала; И, чувства тайного полна, Душа в нем унывала. «Чего искать? В каких странах? К чему стремить желанье?» Но все — и тишина в лесах, И быстрых вод журчанье, И дня меняющийся вид На облаке небесном, Все, все Вадиму говорит О чем-то неизвестном. Однажды, ловлей утомлен, Близ Волхова на бреге Он погрузился в легкий сон... Струи в свободном беге Шумели, по корням древес С плесканьем разливаясь; Душой весны был полон лес; Листочки, развиваясь, Дышали жизнью молодой; Все благовонно было... И солнце с тверди голубой К холмам уж нисходило. И к утру видит сон Вадим: Одеян ризой белой, Предстал чудесный муж пред ним — Во взоре луч веселый, Лик важный светел, стан высок, На сединах блистанье, В руке серебряный звонок, На персях крест в сиянье; Он шел, как будто бы летел, И, осенив перстами, Благовестящими воззрел На юношу очами. «Вадим, желанное вдали; Верь небу; жди смиренно; Все изменяет на земли, А небо неизменно; Стремись, я провожатый твой!» Сказал — и в то ж мгновенье В дали явилось голубой Прелестное...
    3. Две повести. Подарок на новый год издателю "Москвитянина"
    Входимость: 1. Размер: 20кб.
    Часть текста: грусти обращает Глаза и, думая о том, что нас В грядущем ждет, молчит. Но все, однако, На Новый год мне должно подарить Тебя и твой журнал. Друг, даровому Коню, ты знаешь сам, не смотрят в зубы. Итак, прошу принять мой лепт вдовицы. Недавно мне случилося найти Предание о древнем Александре В талмуде. Я хочу преданье это Здесь рассказать так точно, как оно Рассказано в еврейской древней книге. Через песчаную пустыню шел С своею ратью Александр; в страну, Лежавшую за рубежом пустыни, Он нес войну. И вдруг пришел к реке Широкой он. Измученный путем По знойному песку, на тучном бреге Реки он рать остановил; и скоро вся Она заснула в глубине долины, Прохладою потока освеженной. Но Александр заснуть не мог; и в зной И посреди спокойствия долины, Где не было следа тревог житейских, Нетерпеливой он кипел душою; Ее и миг покоя раздражал; Погибель войск, разрушенные троны, Победа, власть, вселенной рабство, слава Носилися пред ней, как привиденья. Он подошел к потоку, наклонился, Рукою зачерпнул воды студеной И напился; и чудно освежила Божественно-целительная влага Его все члены; в грудь его проникла Удвоенная жизнь. И понял он, Что из страны, благословенной небом, Такой поток был должен вытекать, Что близ его истоков надлежало Цвести земному счастию; что, верно, Там в благоденствии, в богатстве, в мире Свободные народы ликовали. «Туда! туда! с мечом, с огнем войны! Моей они должны поддаться власти И от меня удел счастливый свой Принять, как дар моей щедроты царской». И он велел греметь трубе военной; И раздалась труба, и пробудилась, Минутный сон вкусивши, рать; и быстро Ее поток, кипящий истребленьем, Вдоль. мирных берегов реки прекрасной К ее истокам светлым побежал. И много дней, не достигая цели, Вел Александр слои полки. Куда же Он наконец привел их? Ко вратам Эдема. Но пред ним не отворился Эдем; был страж у врат с таким ужасно Пылающим мечом,...
    4. М. П. Алексеев. Томас Мур и русские писатели XIX века
    Входимость: 2. Размер: 88кб.
    Часть текста: ("Мечта", "Пери", "Бедуинка") и их немецкие оригиналы, восходящие к Муру В представлении русских читателей 30-х годов имя Томаса Мура (1779 - 1852) связывалось прежде всего с Байроном: его знали как друга автора "Чайльд Гарольда", как человека, которому были завещаны бумаги и мемуары поэта, впоследствии Муром уничтоженные; он был известен как биограф Байрона и его комментатор. Но Мура как поэта - эпика и лирика - знали у нас и раньше. С начала 20-х годов имя его мелькает в переписке русских литературных деятелей и затем все чаще встречается на страницах периодической печати. Д. Н. Блудов в письме к И. И. Дмитриеву из Лондона (6 апреля/25 марта 1820 г.) так отзывался о поэтической репутации Мура и о месте, которое отводилось ему его соотечественниками на британском романтическом Парнасе: "Как у нас на Руси, в Московском университете удивляются одному Мерзлякову, в Беседе - только Шихматову, в доме Оленина - Гнедичу, так и здесь ирландцы с упрямством и запальчивостью ставят всех выше своего земляка Мура, которого мы, "арзамасцы", могли бы назвать английским Батюшковым; шотландцы готовы сражаться за поэмы, а особенно за романы, в самом деле прекрасные, Вальтер Скотта, как в старину сражались за...

    © 2000- NIV