• Приглашаем посетить наш сайт
    Грибоедов (griboedov.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "D"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    7DAN
    13DAS
    1DATO
    1DEL
    1DELLA
    11DEM
    5DEN
    2DEPUIS
    48DER
    1DERNIER
    39DES
    3DESERT
    1DETOUR
    3DEUTSCHE
    3DEUTSCHEN
    2DEUX
    1DICTION
    46DIE
    1DIEM
    4DIETRICH
    4DIR
    1DIS
    1DISPUTE
    1DIT
    1DOLCE
    1DOLE
    3DON
    1DORMANT
    1DORMER
    1DOUBLE
    1DOUBT
    1DUNNER
    2DUR
    1DURAND

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову DAS

    1. Овсяный кисель
    Входимость: 1. Размер: 8кб.
    Часть текста: ищет в земле, и находит. Что же?.. Вдруг скучно и тесно в потемках... «Как бы проведать, Что там, на белом свете, творится?..» Тайком, боязливо Выглянул он из земли... Ах! царь мой небесный, как любо! Смотришь — господь бог ангела шлет к нему с неба: «Дай росинку ему и скажи от создателя: здравствуй». Пьет он... ах! как же малюточке сладко, свежо и свободно. Рядится красное солнышко; вот нарядилось, умылось, На горы вышло с своим рукодельем; идет по небесной Светлой дороге; прилежно работая, смотрит на землю, Словно как мать на дитя, и малютке с небес улыбнулось, Так улыбнулось, что все корешки молодые взыграли. «Доброе солнышко, даром вельможа, а всякому ласка!» В чем же его рукоделье? Точ и т облачко дождевое. Смотришь: посмеркло; вдруг каплет; вдруг полилось, зашумело. Жадно зародышек пьет; но подул ветерок — он обсохнул, «Нет (говорит он), теперь уж под землю меня не заманят. Что мне в потемках? здесь я останусь; пусть будет что, будет». Кушайте, светы мои, на здоровье; господь вас помилуй. Ждет и малюточку тяжкое время: темные тучи День и ночь на небе стоят, и прячется солнце; Снег и метель на горах, и град с гололедицей в поле. ах! мой бедный зародышек, как же он зябнет! как ноет! Что с ним будет? земля заперлась, и негде взять пищи. «Где же (он думает) красное солнышко?...
    2. Двенадцать спящих дев. Старинная повесть в двух балладах
    Входимость: 1. Размер: 6кб.
    Часть текста: улетел. Других умчал могущий Дух разлуки; Счастливый край, их знавший, опустел; Разбросаны по всем дорогам мира — Не им поет задумчивая лира. И снова в томном сердце воскресает Стремленье в оный та́инственный свет; Давнишний глас на лире оживает, Чуть слышимый, как Гения полет; И душу хладную разогревает Опять тоска по благам прежних лет: Все близкое мне зрится отдаленным. Отжившее, как прежде, оживленным. Примечания Двенадцать спящих дев. Первая часть написана в 1810 г.; вторая часть — в 1814—1817 гг. Напечатано впервые первая часть («Громобой») в журнале «Вестник Европы», 1811, № 4, с подзаголовком-посвящением: «Русская баллада. Ал. Ан. Прат...вой» (Александре Андреевне. Протасовой, в замужестве Воейковой, сестре М. А. Протасовой-Мойер); вторая часть («Вадим»), вместе с первой частью и посвящением, — отдельным изданием: «Двенадцать спящих дев, старинная повесть, сочинение Василия Жуковского», СПб., 1817, с эпиграфом ко всему произведению из первой части «Фауста» Гете («Das Wunder ist des Glaubens liebstes Kind» — «Чудо — любимое дитя веры») и вступлением к обеим частям («Опять ты здесь, мой благодатный гений...»). Это вступление — перевод посвящения первой части «Фауста» Гете — было напечатано и отдельно, под названием «Мечта», в «Сыне отечества», 1817, ч. 29, № 32. Эпиграф к «Громобою» — из речи Тибо в «Орлеанской деве» Шиллера (пролог); эпиграф к «Вадиму» — из стихотворения Шиллера «Sehnsucht» («Томление»), переведенного Жуковским полностью под названием «Желание». (см. т. 1 наст. издания, стр. 107). Вторая часть посвящена Д. Н. Блудову — литератору - «арзамасцу» (об обществе «Арзамас» см. во вступительной...
    3. М. П. Алексеев. Томас Мур и русские писатели XIX века
    Входимость: 3. Размер: 88кб.
    Часть текста: Томас Мур и русские писатели XIX века М. П. Алексеев Томас Мур и русские писатели XIX века Русско-английские литературные связи. (XVII век - первая половина XIX века) Литературное наследство. Т. 96 М., Наука, 1982 1. Первое знакомство с поэзией Мура в России; его ранние ценители и переводчики. - Берлинский театрализованный праздник. 1821 года в честь петербургских гостей на тему повести Мура. "Лалла Рук". - Первый перевод Жуковского из Мура ("Пери и ангел") и его судьба в русской литературе. - Происхождение цикла стихотворений о "Лалле Рук" Жуковского. - Стихотворения Жуковского ("Мечта", "Пери", "Бедуинка") и их немецкие оригиналы, восходящие к Муру В представлении русских читателей 30-х годов имя Томаса Мура (1779 - 1852) связывалось прежде всего с Байроном: его знали как друга автора "Чайльд Гарольда", как человека, которому были завещаны бумаги и мемуары поэта, впоследствии Муром уничтоженные; он был известен как биограф Байрона и его комментатор. Но Мура как поэта - эпика и лирика - знали у нас и раньше. С начала 20-х годов имя его мелькает в переписке русских литературных деятелей и затем все чаще встречается на страницах периодической печати. Д. Н. Блудов в письме к И. И. Дмитриеву из Лондона (6 апреля/25 марта 1820 г.) так отзывался о поэтической репутации Мура и о месте, которое отводилось ему его соотечественниками на британском романтическом Парнасе: "Как у нас на Руси, в Московском университете удивляются одному Мерзлякову, в Беседе - только Шихматову, в доме Оленина - Гнедичу, так и здесь ирландцы с упрямством и запальчивостью ставят всех выше своего земляка Мура, которого мы, "арзамасцы", могли бы назвать английским Батюшковым; шотландцы готовы сражаться за поэмы, а особенно за романы, в самом деле прекрасные, Вальтер...
    4. Счастие
    Входимость: 1. Размер: 4кб.
    Часть текста: послании благ повинуются сердцу: Им милы бесстрашного юноши гордая поступь, И взор непреклонный, владычества смелого полный, И волны власов, отенивших чело и ланиты. Веселому чувствовать радость; слепым, а не зрящим Бессмертные в славе чудесной себя открывают: Им мил простоты непорочныя девственный образ; И в скромном сосуде небесное любит скрываться; Презреньем надежду кичливой гордыни смиряют; Свободные силе и гласу мольбы не подвластны. Лишь к избранным с неба орлу-громоносцу Кронион Велит ниспускаться — да мчит их в обитель Олимпа; Свободно в толпе земнородных заметив любимцев, Лишь им на главу налагает рукою пристрастной То лавр песнопевца, то власти державной повязку; Лишь им предлетит стрелоносный сразитель Пифона, Лишь им и Эрот златокрылый, сердец повелитель; Их судно трезубец Нептуна, равняющий бездны, Ведет с неприступной фортуною Кесаря к брегу; Пред ними смиряется лев, и дельфин из пучины Хребтом благотворным их, бурей гонимых, изъемлет. Над всем красота повелитель рожденный; подобие бога, Единым спокойным явленьем она побеждает. Не сетуй, что боги счастливца некупленным лавром венчают, Что он, от меча и стрелы покровенный Кипридой, Исходит безвредно из битвы, летя насладиться любовью; И менее ль славы Ахиллу, что он огражден невредимым Щитом, искованьем Гефестова дивного млата, Что смертный единый все древнее небо в смятенье приводит? Тем выше великий, что боги с великим в союзе, Что, гневом его распаляся, любимцу во славу, Элленов избраннейших в бездну Тенара низводят. Пусть будет красою краса — не завидуй, что прелесть ей с неба, Как лилиям пышность, дана без заслуги Цитерой; Пусть будет блаженна, пленяя; пленяйся — тебе наслажденье. Не сетуй, что...
    5. Двенадцать спящих дев. Старинная повесть в двух балладах. Баллада вторая. Вадим
    Входимость: 2. Размер: 32кб.
    Часть текста: Не усыпить бы друга. В великом Новграде Вадим Пленял всех красотою, И дерзким мужеством своим, И сердца простотою. Его утеха — по лесам Скитаться за зверями; Ужасный вепрям и волкам Разящими стрелами, В осенний хлад и летний зной Он с верным псом на ловле; Ему постелей — мох лесной, А свод небесный — кровлей. Уже двадцатая весна Вадимова настала; И, чувства тайного полна, Душа в нем унывала. «Чего искать? В каких странах? К чему стремить желанье?» Но все — и тишина в лесах, И быстрых вод журчанье, И дня меняющийся вид На облаке небесном, Все, все Вадиму говорит О чем-то неизвестном. Однажды, ловлей утомлен, Близ Волхова на бреге Он погрузился в легкий сон... Струи в свободном беге Шумели, по корням древес С плесканьем разливаясь; Душой весны был полон лес; Листочки, развиваясь, Дышали жизнью молодой; Все благовонно было... И солнце с тверди голубой К холмам уж нисходило. И к утру видит сон Вадим: Одеян ризой белой, Предстал чудесный муж пред ним — Во взоре луч веселый, Лик важный светел, стан высок, На сединах блистанье, В руке серебряный звонок, На персях крест в сиянье; Он шел, как будто бы летел, И, осенив перстами, Благовестящими воззрел На юношу очами. «Вадим, желанное вдали; Верь небу; жди смиренно;...

    © 2000- NIV